Пожертвование на храм





Поминовения


Видеотрансляция богослужения

В связи с проводимой самоизоляцией в том числе и наших прихожан было принято решение о трансляции особенно значимых служб из нашего храма, чтобы чувство единства нашего прихода не покидало всех молящихся по домам.

В среду 1 апреля в 18 часов начнётся прямая трансляция из нашего храма утрени “Четвертка Великого канона” (служба с чтением жития прп. Марии Египетской и Великого покаянного канона преподобного Андрея Критского; служба эта также именуется Марииным стоянием).

Трансляция будет осуществляться по каналам #vslov на Facebook и Instagram одновременно.

За отсутствием опыта “удаленного” посещения храмового богослужения резонно у прихожан возникают разного рода недоумения, как себя вести во время таких трансляций.

Одна из прихожанок в письме обратилась за разъяснением ситуации к настоятелю нашего храма, протоиерею Николаю Балашову.

“Обращаюсь с несколько странным вопросом, но в настоящее время актуальном. Как правильно было бы присутствовать на онлайн-трансляциях богослужений? Когда приходишь в храм – всё ясно: стоишь, крестишься, следишь за ходом службы, стараешься мысленно не отвлекаться.

А как с трансляциями? Стоять перед монитором и креститься на него – ну странно же. Допустимо ли сидеть? Допустимо ли заниматься каким-то рукоделием, чтобы сосредотачиваться на службе? Дома, если ничего не делать, и не самому читать молитвы, сложно хранить концентрацию…

В общем, буду благодарна за пояснения:(
__
С уважением,
Ирина”.

 

“Хороший вопрос, Ирина!

Типикон (Церковный устав), как ни странно, ничего не говорит о поведении христианина при онлайн-трансляции 🙂
Поэтому отвечать придется лишь на основании собственного мнения. Я думаю вот что.

Конечно, трансляция не заменяет личного участия в богослужении, когда ты находишься в храме. Но именно этого очень многие сейчас лишены. А так хочется не просто приносить Богу ежедневно обычные слова утреннего и вечернего правила, но оставаться вместе с Церковью в ритме её богослужебной жизни — особенно в такие особые дни, когда мы все вместе шаг за шагом приближаемся к Страстной седмице и к Пасхе.

Можно во время службы в храме совершать дома ту же службу мирянским чином — то есть, без диаконских ектений и священнических возгласов, без иерейских молитв, но со всеми чтениями (а если умеете петь и знаете гласы — то и песнопениями). У меня и у многих других церковных людей прежнего, советского времени был такой опыт. Вот, наши парижские друзья прислали службу Мариина стояния, приспособленную именно к такому исполнению. См.: http://www.patriarchia.ru/db/text/5615314.html

А если это по недостатку опыта и знания устава слишком трудно, можно просто Великий канон самостоятельно прочитать со всеми его тропарями и поклонами — текст ведь дома имеется у многих, да и в сети нетрудно найти. Или в пятницу вечером, когда совершается служба Похвалы Пресвятой Богородицы, прочитать акафист Божией Матери — Святейший Патриарх даже особенно призвал нас всех в своих домах это сделать в то самое время, когда он, начиная с 16 часов, будет объезжать с чудотворной иконой Божией Матери «Умиление» вокруг Москвы.

А можно найти интернет-трансляцию службы — из нашего храма тоже будет такая — и, например, поставить монитор в домашний уголок перед иконами, встать перед святыми образами так же, как стоишь в храме, затеплить лампадку, если имеется, и молиться, и креститься, и кланяться — не монитору или экрану телефона, конечно, а перед иконами. Я думаю, когда ты в комнате один, такой молитве ничто не помешает. И это, пожалуй, даже лучше, чем совершить всю службу мирским чином одному.

Но и тех, кто слушает службу, сидя в кресле или на диване, я бы не спешил осуждать. Особенно, если это пожилые люди. Меня бы не смутило, если кто и вязанием занялся в это время. Это, во всяком случае, лучше, чем службу просто пропустить, а вместо того смотреть новости или кинофильм. Но, думаю, пользы душевной, опыта сопричастности происходящему в храме будет в таком случае меньше. А уж если и чайку принести с печеньями, то от молитвы, скорее всего, мало что останется. Уделом такого зрителя того, как другие люди молятся, станут в большей мере бытовые наблюдения: а вот, отец Х. сегодня какой-то задумчивый… а у диакона N. что-то болезненный вид… и сопрано нынче не в голосе, да. Хотя, может быть, и это лучше, чем вовсе лишиться всякой связи с храмом и приходом.

Поэтому градаций личного участия в службе, к которой подключаешься по всемирной сети, на мой взгляд, бывает очень много. Я бы не осуждал никакой из них, помня всё же при этом об опасности неблагоговейного отношения к святыне.

И ещё. Никому не поставил бы это в пример для подражания, но мне самому — по крайней занятости срочными, неотлагаемыми рабочими обязанностями ради дела Церкви в продолжение трудовой недели — нередко приходится часть моего ежедневного молитвенного правила совершать сидя: в пути, находясь в автомобиле. А раньше молился в метро. Конечно, лучше бы в тишине своей комнаты, перед святыми образами, а еще бы прекраснее в храме, но что поделать, лучше хоть так, чем никак. Апостол ведь учит: «Непрестанно молитесь». Бог слышит везде.

С любовью и молитвой о Вас,

Протоиерей Николай Балашов,
настоятель храма Воскресения Словущего на Успенском вражке”.