Пожертвование на ремонт храма





Посещение Бутовского полигона

В субботу 13 апреля группа прихожан нашего храма с отцом Павлом Каревым во главе посетила Бутовский полигон. В четвёртую субботу по Пасхе Церковь празднует Собор новомучеников и исповедников Российских в Бутове пострадавших. Богослужение в этот день по традиции возглавляет Святейший Патриарх Московский и всея Руси. В Бутово съезжается множество паломников и духовенства Москвы и Московской области. В 2019 году празднование состоится 18 мая. Как обычно, в Бутово поедет и группа наших прихожан. Но в этот день бывает сложно посетить сам мемориал, неспешно без суеты побродить здесь и поразмышлять об этом скорбном месте. Поэтому и было решено приехать сюда не только в памятный день.

На месте Бутовского полигона в конце XIX – начале ХХ века располагалась усадьба Космодамианское-Дрожжино. Усадьба скрывалась в лесу, а до ближайшей деревни было не меньше километра. При этом неподалёку провели Варшавское шоссе, и до Москвы было рукой подать, даже ещё в тех, старых, городских границах. Неудивительно, что после революции на это уединённое место обратили внимание советские спецслужбы. В 1935 году лес огородили колючей проволокой и здесь устроили «стрелковый полигон» НКВД. После убийства коммунистического партийного деятеля Сергея Кирова в СССР начал раскручиваться маховик массовых политических репрессий. Казнённым уже не хватало места на старых московских кладбищах, и для захоронений стали использовать подобного рода подмосковные «объекты». В какой-то момент здесь стали не просто хоронить, но и приводить приговоры в исполнение. На располагавшемся поблизости объекте «Коммунарка» казнили советских партийных и государственных деятелей, военных, творческую и техническую интеллигенцию. В Бутово казнили рабочих, крестьян, разного рода «бывших» (царских чиновников и офицеров), духовенство. Массовые расстрелы здесь проходили с августа 1937 по октябрь 1938 года. За это время было казнено 20765 человек. Из них больше 15000 было впоследствии реабилитировано. Около 5500 заключённых казнили по уголовным статьям, и они так и не были реабилитированы. Но здесь следует помнить, что в СССР уголовники считались «социально близкими». И их старались не казнить, а отправлять в лагеря, где они, зачастую, всячески третировали «политических». Уголовная статья вполне могла быть только удобным поводом для расправы. В Бутово нашли своё место упокоения представители более 70 национальностей, принадлежавшие всем основным религиям и христианским конфессиям. Более тысячи из них были священнослужителями и церковнослужителями Русской Православной Церкви, более трёхсот  были канонизированы в сонме Новомучеников и исповедников. Самым известным из Бутовских новомучеников был священномученик Серафим (Чичагов), митрополит Ленинградский и Гдовский. Восьмидесятидвухлетний немощный старец, не могущий передвигаться без посторонней помощи, видимо представлял страшную угрозу для сталинского режима. Владыку на носилках принесли на судилище, вынесли смертный приговор, и, также на носилках, доставили к расстрельному рву.

Масштаб расстрелов был таким, что за один день казнили сотни заключённых. 28 февраля 1938 года здесь расстреляли 562 человека. В Москве и области формировали партии узников, в установленный день их привозили на полигон и размещали в специально построенном бараке. Здесь им оформляли соответствующие бумаги и оглашали приговор. Из-за масштабов казней вручную вырыть рвы было уже невозможно. Поэтому сюда пригнали экскаватор, который и копал траншеи глубиной от двух до четырёх метров и шириной в четыре метра. Приговорённых подводили ко рву, раздевали догола, расстреливали выстрелом в затылок и сбрасывали в ров. После казни очередной партии сверху на трупы сбрасывали их одежду и обувь. Не совсем понятно, зачем приговорённых раздевали. Есть предположение, что это делалось для того, чтобы останки впоследствии не возможно было идентифицировать. Общая длина расстрельных рвов более 900 метров.

Хотя с осени 1938 года массовые расстрелы прекратились, но, вполне возможно, здесь и после продолжали хоронить казнённых. В 1953 году полигон официально закрыли. Но вплоть до 1995 года здесь сохранялся спецобъект КГБ – ФСБ. В 1950-е и 1960-е годы в окрестностях начали строить многочисленные дачные посёлки. Местным жителям говорили, что здесь охраняется площадка для быстрого размещения военной техники.

В 1993 году родственники казнённых впервые смогли посетить территорию полигона, тогда же была установлена первая памятная гранитная плита. В 1995 году территорию полигона передали Церкви. В 2001 году полигон и окрестности были объявлены памятником истории регионального значения. Это позволило предотвратить массовую застройку территории. В 1996 году был освящён небольшой деревянный храм в честь святых Новомучеников и исповедников российских, а в 2007 году –  каменный пятиглавый собор Воскресения Христова. С 2000 года в память Новомучеников Бутовских в четвёртую субботу по Пасхе Святейшим Патриархом служится литургия под открытым небом. В 2007 году на территории комплекса установили поклонный крест, изготовленный в Соловецком монастыре, территория которого была одним из первых объектов советского ГУЛАГа. Крест на судах по каналам, построенным руками заключённых, доставили в Бутово. Настоятелем храмов Бутовского полигона является протоиерей Кирилл Каледа, сын известного проповедника протоиерея Глеба Каледы, внук священномученика Владимира Амбарцумова, пресвитера, принявшего мученическую кончину здесь же на полигоне. Директором мемориального центра «Бутово» является Игорь Владимирович Гарькавый.

Субботнее богослужение в Воскресенском храме возглавлял настоятель, протоиерей Кирилл Каледа, 13 апреля отмечавший годовщину хиротонии. По окончании литургии экскурсию по храмам и мемориальному комплексу нашим паломникам провёл сотрудник Бутовского прихода Анатолий. После обстоятельного разговора о полигоне наши паломники прошлись по Саду Памяти, открытому в 2017 году, где на каменных плитах высечены имена более чем 20000 казнённых. В конце Сада Памяти находится колокол, в который могут позвонить все желающие.

Сергей Савкин